Скрежетало
lumpiafiovardi
Тоска расползается по помещениям. Даже солнце, скромно заглядывающее в осенние окна не поднимает настроения. Тысяча причин расстроится, миллион - возрадоваться. Но что то внутри скрежет, и тянет..

Я обижена, это странно в этом признаться. обычно - не признаюсь. Тоска гнетет еще больше от неуверненности - сумею ли простить, а так как раньше, уже и не будет... Я вижу, что поставила блок, сознательно, или нет, и внутри какие-то другие шестеренки уже заработали. Слезы умывают боль, но ничуть ее не уменьшают.

(no subject)
lumpiafiovardi
К вопросам воли и внимания
Человек целостен сам по себе но целостность его не может быть восстановлена в едином акте самосознания - пласты памяти накладываются один на другой, образы и мнения, символизм и чувства путают карты. Сартр, Рикёр пишут о необходимости второго, "ты", которому можно рассказать свою историю, узнать себя. Но "ты" может быть и внутри. Или ты - это мы, только в результатах нашей деятельности, наших поступках. Они умеют говорить с нами.
Искусство должно быть завершенным, иметь форму. Или не иметь ее, но тогда суть искусства должна быть в неимении формы. 

остроги
lumpiafiovardi
 Рассеянное внимание порой становится настоящей защитной функцией истощающегося сознания. Мы теребим в руках ускользающие вещи, расслабляем фокус и погружаемся в комфортное болото бессознательности. Я смотрела сквозь окно, и почти не заметно город мягко качнулся и замелькал цветными переплетениями. Картинки, составляющие декорации этого огромного агломерата человеческого бессилия, казались незавершенными, каждая в своей композиции, и в тоже время, трудно было понять, каким образом они держаться вместе, не распадаясь на разнородные мозаики. Город уходил на юг, и где-то в спине я почувствовала приближение севера.
Затхлый запах, грязные окна но чудесная компания.
- Мені це нагадує більшовістську Росію: затемнений пейзаж, лампочки Ілліча та гранені стакани!
Серо-синий пейзаж на минутку озарился красным закатом и почти сразу померк безповоротно. Я засыпала и просыпалась со странной ритмичностью, уходя в глубины сладких мечтаний и возвращаясь к высоким разговорам о смыслах и предназначениях.
- Но ведь в этом исток! Я не могу сказать, что я уверенна в том, что можно действительно изменить порочный мир, но я сама создаю мир вокруг себя, и к тому же, чем еще можно заниматься в этом мире, даже если в ожидании его конца, если не пытаться делать добро, радовать людей и быть счастливым? Ведь конец неминуем? Или сесть и руки сложить, или наложить на себя?
- Я думаю справа не в цьому, парадокс полягає ще й у тому, що цікаві думки завжди поряд, і вони не стільки протистоять одна одній, скільки мають іманентну спроможність зрозуміти альтернативність одна одної.
Это диалог, или уже сон? Похоже, голова не удовлетворена худощавыми красками заоконья, и с удовольствием иллюстрирует проговоренное во сне. Длинные, длинные пирсы, лежащие прямо на поверхности воды.
Вот и приехали. На станции ни души. Низкое одноэтажное здание даже без подписи с названием населенного пункта освещено голубым, холодным светом. Нас орошает здоровым смехом, порочные ассоциации напевают о фильмах ужаса. В окошке кассы тоже пусто. Громкий смех призывает кассиршу. Милая женщина неопределенного возраста ищет номер таксиста в своей телефонной книжке. Уже слишком поздно для маршруток, до места назначения 60 километров вихлястой дороги. Таксист вне зоны доступа, зато в поле зрения появляется настоящий генделик. Девушка с непривычным говором и молчаливый водитель. Вдоль дороги тянутся высокие столбики, некоторые из них уходят дальше в поле, и совершенно не ясно для чего они служат. В нечастых домиках горит свет, и думается о том, что небольшие населенные пункты не так больны совиным образом жизни как большие. Это наблюдение подтвердилось уже в Остроге, когда в 23 часа мы едва нашли один работающий магазин. Высокая концентрация аптек и Интернет клубов кажется подозрительной.
- Причина або у високій інформатизованості університетського центру, або у поганому здоров’ї місцевих жителів.
Ночью корпуса университета выглядят почти волшебно. Белые статуи, позолота «Острозька академія» отражающая лунный свет, и ниоткуда не возьмись – Америка. Небольшой квартал с ровно подстриженным газоном, состоящий из образцовых двухэтажных коттеджей. Мальчишек поселили к канадцу, преподающему курс религии, я оказалась на втором этаже светлой комнаты с сегментным окном.
Утро пришло голубым небом.

віківишкіл
lumpiafiovardi
 Наукове товариство студентів та аспірантів, Студентський парламент
Профбюро студентів Київського національного університету
імені Тараса Шевченка,
Вікімедіа Україна

Wikiвишкіл, 23 квітня, 11:00
204 ауд. Червоного корпусу

Запрошуємо відвідати віківишкіл де у форматі тренінгу ви зможете навчитися писати/редагувати статті у Вікіпедію. Для участі необхідно надіслати листа, де будуть вказані ПІБ, факультет та назва тієї статті, яку б ви хотіли створити першою на електронну адресу . luminaless@gmail.com.
Окремим блоком всі бажаючі зможуть прийняти участь у блок-дискусії
«Університет-Вікіпедія:можливості співпраці»

Детальну інформацію ви можете знайти через пошукову систему за запитом:Вікіпедія:Проект:Вікітренінги в КНУ

Питання за телефоном:
+380951409424, Олександра

приключения в банке ежевичного варенья
lumpiafiovardi
 Испытывая некие неудачи в настоящем, мы интуитивно обращаемся в прошлое, сожалея о сделанном и упущенном, будто бы это могло что-то изменить. Логики говорят что возможностей не существует, или явление было или есть или будет, все иное - фикция.
Si tu t'appelle melancolie в час ночи по киевскому времени, когда действие кофе уже уходит в прошлое и опущенные уголки губ прилипают к лицу, тогда лучше отодвинуть все в сторону (как это делалось миллион раз, отчего же спрашивается не сделать это миллион первый) и подумать про абстрактности.
Абстрактности прекрасны своей обезоруживающией неопределенностью, пустотой и неперсонофицированностью. Я могу просто задаваться вопросами, совсем не обращая внимания на то, что глупые прогнозы иногда свершаются с большей вероятностью, чем нам бы этого хотелось. Слегка дрожащие веки и покалывание на кончиках пальцев, так бывает всегда когда приходит надежда. И сказано что Любовь сильнее, но Надежда предвещает ее.
Прагматизм не может убить надежду, ее губит вера. Во что-то иное.
Возможности обманывают, альтернативы и загнанные в угол отблески вянущего сознания. 

невинная болтовня ли
lumpiafiovardi
 Распорошенные мыслишки и неразгаданные кроссворды, не желание погружаться в другое пространство и навязчивая вывеска «Кооператора».
Жажда уже не таится, жажда совсем близко и чем дальше кто-то, тем явственнее она появляется на поверхности. Тянуться глазами, руками к незнакомому человеку, что бы влиться, напиться, без остатка. Что бы не чувствовать собственной омерзительности, ведь другим прощать проще, ведь за них не несем ответственности, а лишь восхищаешься как уникальным творческим агломератом. Глаза полные удивления и руки таящие нераскрытые тайны.
Мир полон людьми. На прочих мы способны смотреть сквозь, другие цепляют и каждый раз уносят что то от тебя с собой.  Совсем иного рода люди, для которых мы не жалеем ни сил не времени, потому что они перестают быть чем-то из обычного окружения, скорее самой основой и одновременно призмой взглядов. Спасибо тебе за твой взгляд.

иногда, что бы не тревожить людей достаточно набрать 600 с лишком слов..)
lumpiafiovardi
Наверное, это свойство моей натуры, но вот бывает такое в моей жизни, когда начиная узнавать какого-то человека, я хочу узнавать дальше и дальше его, и только несколько насытившись, могу сформулировать свое к этому человеку отношение. Таких людей немного, и я ценю их за вдохновение и мир, который стоит за их плечами. Невозможно что бы их мир стал моим миром, но окружая себя их образами, словами, фотографиями, привычками и даже друзьями, мне порой удается ухватить нечто, что еще долго не оставляет меня.
Сегодня я хочу обращаться к Н.Н., в ответ на его мысли.
Человек с испытующим взглядом, чувствующими глазами, легкими движениями и открытой мимикой. Светлая грусть и критическое воспламенение души, аргументируемое убегающими и оттого такими живыми словами. Человек, которого хочется слушать.
Он рассказал о своей Вере, всему миру – не стесняясь. Он сказал что «Шаг веры - это шаг перехода в эту новую жизнь, в которой невидимый Бог для тебя явный, как и ты сам», он изложил принципы той веры, которая, по моему мнению, сейчас одна из самых принятых в образованных и не совсем отчаявшихся кругах. Веры в лучшее.
То, что цепляет, и часто не проговаривается в нашей среде – это вопросы вечной жизни и апокалипсиса. Мы говорим о грехах, и от осознания безнадежности своей ситуации предпочитаем иронию искренним размышлениям.
Для меня самым переломным годом в вопросах моей веры были 13 лет. В этот год я вдруг поняла что значит желать зла, до этого мне казалось это непонятным, и я никак не могла оценить поведение негативных героев в сказках. Тогда мне очень захотелось красивого зла, такого, которое показывали в готических, романтических фильмах. К тому же я прочитала «Алмазную колесницу» Акунина, где классическая грань зла и добра через человеческие поступки начисто стерта.
Потом, к счастью, я поняла, что это неверный путь, но, к сожалению, я пришла к этому выводу через категорию пользы. Для меня стало ясно, что быть добрым намного более удобно и спокойнее, чем быть злым. У зла плохие последствия. В одной из поездок в переполненном троллейбусе я открыла для себя новый ответ, который состоял в том, что я слишком глупа, что бы прийти к необходимости добра не через пользу или выгоду, а через само добро. С тех пор, совсем запутавшись в разнообразии и многообразии всяческих взглядов и трактовок я стараюсь почаще спрашивать себя зачем я делаю тот или иной поступок, выворачивая постоянно свое поведение на хорошие намерения.
Так продолжалось довольно долго, и я научилась быть вежливой, никогда (ну или почти никогда) не давая повода людям на меня обижаться, предоставлять помощь и даже где-то нравоучительствовать. В этот период со мной в принципе невозможно было поссориться, и порой меня упрекали в скучной нестервозности. Если мне было сложно, я спрашивала себя, кому это принесет вред и кому от этого будет хорошо, если было совсем сложно – смотрела на вещи с «планетарного масштаба». Конец этому периоду стал последний эпизод из «Догвилля», сущность героини, ее «бескорыстная» доброта открывается в том, что она ставит себя выше других людей и в своих поступках просто жалеет их, считает, что она сможет пережить обиды и унижения, труд и трудности, а они – нет. И в наказание за свое совершенство она опускается до прислуживания рабам. Мысль о частичной правде таких суждений закралась ко мне в душу, ведь это такой удобный механизм вытеснения – просто сказать «на больных не обижаются», и шагать с гордо поднятой головой. Тогда я начала учиться ругаться, искусственно подсаживая себя на шершавую волну, отстаивая глупые позиции. Самое неприятное, то, что порой это срабатывало, и в результате от худшего отношения к другим я получала более уважительное отношение к себе. Моя последняя любовь была разбита именно этим ощущением – меня ценят лишь в тот момент, когда я грустна, обижена и сгорбленна, тогда готовы носить на руках и носить на руках. Надеюсь, что я не права. Но все же.
Наверное, сейчас время для новых ориентиров. Добрых намерений и веры в добрые намерения других мало? Мало ли прислушиваться к своему сердцу и зову духа? Спасение в глубоких вздохах и восторге от величия Создателя.
Спасибо, миру

Шевченківські читання у Червоному корпусі
lumpiafiovardi
http://lovi-moment.com.ua/universytet/4458-2011-03-05-19-39-21.html

Вікі-тренінги у КНУ ім. Тараса Шевченка
lumpiafiovardi
http://www.lovi-moment.com.ua/universytet/3652-2011-01-29-18-57-11.html

грызите свой киви!
lumpiafiovardi
Когда я крепко зажмуриваю глаза, я вижу броуновское движение. Честное слово. У меня никогда не получиться стать сдержанной и царственной, потому что перед глазами всегда летают светящиеся частички.
Я смотрю на свою подругу, которая сидит слева и смотрит кино и просто балдею, наблюдая за ее реакциями, полуоголенными улыбками и легкими движениями пальцами, в особенно острые моменты. Какие люди странные. Иногда ловлю себя на мысли, что я воспринимаю другого человека просто как источник каких-то провоцирующих импульсов и реакций. Конечно, я помню как меня и научили, что мир другого человека такой же глубокий и разносторонний как мой собственный. Но разве вас не посещала мысль, что вы в этом мире одиноки, и все вокруг существуют лишь в тот момент, когда ваше внимание обращено на них, или же в границах ваших мечтаний и воспоминаний? Не чужда такая позиция и философии. Но все-таки мне приятнее, когда вокруг есть люди. Я постоянно говорю с ними, что бы подтверждать свое же существование, слышать ответы, что бы со мной спорили, ругались, или наоборот успокаивали и присыпали.
Когда я сама мир приобретает совсем иные очертания. В одиночестве я лучше слышу тишину и саму себя. Тогда мысли выстраиваются стройными предложениями, с эпитетами и кручеными дополнениями. В такие моменты порой хочется говорить вслух, но голос не успевает. Ты кричишь «голова, постой!», но моменты сменяют один другого и пах, пространство сузилось и удлинилось. Последний раз такие сюрреалистические картины я наблюдала в плацкартном вагоне Киев-Симферополь. Мы как раз беседовали с прекраснейшей девушкой, кстати, внучкой Энди Уорхола. Мы кушали шоколадные конфеты с цельным инжиром внутри и беседовали о невероятном. И вдруг, поезд закачался, а картинка вокруг поплыла. Массовый психоз длился не долго, но и этого нам хватило.
Именно тогда она рассказала мне удивительную историю, которую я спешу пересказать:
«Когда я последний раз была в мраморных пещерах, я немного подотстала от остальных. С собой были сигареты, но спички я забыла. Тогда я прошептала себе под нос: леший тебя побери, где найти у кого подкурить. Слова эти помню точно, потому что право, без них, ничего и не случилось бы. Но вокруг и правда было пусто. Только тонкий ручеек что то пел и переговаривался с ветерком. Я потянулась, так что бы захрустел хребет и пошла дальше. Синее небо так и норовило, что бы все взгляды были обращены к нему, может поэтому я не заметила под ногами корягу. Споткнулась, опять обратилась в пустоту, использовав свое любимое ругательство. Руки сильно перепачкались, пришлось спускаться к ручейку. Поток хоть и маленький, но довольно сильный и холодный даже летом. Солнце светило как раз так, что неровное мое белобрысое отражение оказалось на воде. Я с недовольством заметила зеленые круги под глазами, обгоревший красный нос и еще что-то огромное сине-зеленое у себя за спиной. «Леший тебя побери!»
И тут, не поверишь, может я конечно вечером и немало выпила, но не до такой же степени, что бы из леса мне ответил не кто иной, как сам леший.
- Дура, не ори, всех белок перепугаешь!
Леший был еле заметный, и не сильно отличался от того образа, который я представляла в сказках. Только лицо его совсем не уродливое, даже наоборот, совершенное – глубокие, ярко зленные глаза, очень тонкий, хоть немного длинный нос, высокие скулы и совершенно белая, светящаяся кожа. А еще он был абсолютно голый! Конечно, этого в детстве я представить не могла, но он был абсолютно волшебный! Я смутилась, а леший тем временем дал мне подкурить. Перед этим он словил лучик солнца, своими тонкими пальцами, слегка щелкнул и между указательным и большим пальцем вспыхнул огонь.
В мгновение ока он прикурил мою почти мокрую сигарету, а я не нашлась что спросить, как «разве лешие не боятся огня?»
Наверное, мою возьню услышали друзья, и едва я повернулась на их окрики, как леший исчез»

?

Log in